Я не ответил на комментарий читателя моего блога из позапрошлой статьи. Вот его вопрос:

Александр, не подскажете, как старые мастера добивались тонкой детализации в облаках при многослойной живописи? Я самоучка.
В траве вот, вроде, сообразил (надо работать рельефом на контрасте), а в облаках всё никак понять не могу: там ведь надо гладко.

Хочу начать с того, что все мы самоучки, в блоге уже есть статья на эту тему: http://grigoryevalexandr.ru/xudojnik-camouzka.html

Если мы сами себя не научим, никто не сможет поместить в наши головы знания. Как, вы думаете, учились старые мастера? Да так же, как и мы, перенимая знания из рук в руки. Они не выдумывали каждый раз заново давно существующие приёмы и методы работы, а учились друг у друга.

Отвечаю на Ваш вопрос. В траве, Вы сообразили верно — “работать рельефом”, то есть фактурно. Чем ближе к нам предметы, тем пастозней они могут быть написаны, следовательно, чем дальше планы и детали, их наполняющие, тем мягче.

Когда вы пишете облака, старайтесь меньше фактурить, преимущественно работая белилами, а после их высыхания добивайтесь нужного цветового тона прозрачными лессировками.

В вопросе, заданном выше, меня смущает формулировка “старые мастера”. Старые — звучит абстрактно. Да и вообще, если речь о мастерах, причём тут старые и новые — они либо мастера, либо нет.

Не могу пройти мимо этой темы. Давайте разберёмся, кого считать мастером?

В сети много советов, где “учителя-педагоги” обещают научить выполнять сложные задачи в два приёма. Вам не кажутся подозрительными обещания: “Вы выполните с нами одну-две работы, мы подскажем, что у Вас является сильной стороной, а затем Вы станете обучать этому других!”?

Когда я был студентом художественного училища, я видел, что многие педагоги сами не умеют то, чему учат студентов. Меня это сначала возмущало, затем стало ясно, что педагог и мастер — это не одно и то же, а значит, не стоит тратить время на педагогов. Только мастера могут вдохнуть жизнь в заблудшие души начинающих художников.

Где же их найти, мастеров, вот в чём вопрос. Взять урок у Леонардо или Репина не выйдет, пока чудеса науки не явят нам вновь всех гениев вместе с канувшими в Лету мамонтами. Но это вряд ли возможно, не будем фантазировать.

Как ни странно, мой поиск мастеров завершился успехом, и я с любимого мной книжного Левитана переключился на реальных художников, здравствующих и творящих здесь и сейчас.

Покинув стены Ярославского художественного училища, я прямиком отправился в Ярославское отделение Союза художников, где изобилие мастеров не оставляло шансов на сомнения в том, что учиться нужно у них.

Живопись старых мастеров

Шепелёв В.В.


Живопись старых мастеров

Шепелёв В.В.

Пару слов о Союзе художников России. Это творческая общественная организация, членство в которой в своё время было очень престижно. Имея билет члена СХР, вы были подлинным художником с мастерской, различными льготами, государственными заказами и т.д.

Конечно, стать членом организации было архисложно, так как правила были строгие. Здесь интересно и важно, что ни диплом, ни педагогическая деятельность не играли роли, только наличие картин и пройденные выставкомы на масштабные (зональные, всероссийские) выставки.

Правила способствовали тому, что членами СХР становились не балаболы, а художники, действительно владеющие кистями и красками, впоследствии умножающие своё мастерство в среде подобных им фанатов своего дела.

Не хочу идеализировать Союз художников советского образца — там тоже были люди, а не книжные герои, а значит, многое было неидеально. Однако художников, хранящих высоты мастерства, нужно было искать там, и я их нашёл.

Скажу так: всё, что мне дали книжные Левитаны и Репины — это примерно пять процентов, десять процентов — педагоги, а остальное — художники — подлинные носители мастерства.

Если Вы думаете, что эффективно заниматься саморазвитием по книжкам, Вы просто не цените своего времени. А главное, пока Вы изобретаете велосипед, кто-то уже мчится на нём к вершинам мастерства.

Сейчас, в век коммерциализации, всё продаётся и покупается. Да, это нормально, иначе никак, но если раньше было мастерство, то сейчас — красивая обёртка.

Фантики красивые, а конфетка отвратная, один раз попробуешь — отобьёт желание на всю жизнь.

Ах, эти сладкие обещания: “Вы выполните с нами одну-две работы, мы подскажем что у Вас является сильной стороной, а затем Вы станете обучать других”, “Картина за один день”...

Ничего удивительного в том, что однажды попробовав подобный суррогат, Вы составите мнение, ошибочное в корне. Картины не пишутся за один день (один час), никаких сильных сторон у Вас не найдут, разве что те, за которые Вы заплатите!

Вопрос, чему Вы будете учить других, каким мастерством овладеете? Подозреваю, что ничего, кроме бездумного копирования фотографий и кучи ненужных приёмчиков, у Вас не будет, да и откуда взяться?

К сожалению, процент желающих приобщиться к изобразительному творчеству растёт такими же темпами, какими уходят настоящие мастера. Реальная картина сейчас такова — на одного мастера — носителя знаний и опыта его учителей приходятся сотни любителей, готовых обучать себе подобных тому, что не умеют сами.

Недавно мне задали вопрос: “А почему ты свою онлайн-школу не откроешь, сейчас же это тренд — все, кому не лень, школы открывают?”

Здесь стоит разобраться, что значит “открыть школу”. Набрать персонал, создать команду, всё настроить и в путь? А теперь представьте, Вы в этой школе учитесь. Письма Вам пишет копирайтер, который вообще не понимает, что сочиняет на тему творчества: “Как найти вдохновение”, “Как открыть свою выставку”, “Как найти свой стиль в живописи”... Откуда он это знает? Он же копирайтер, он может только чужие тексты своими словами перевирать.

Кто будет Вам уроки проводить? Любители, у которых нашли “сильные стороны”, или студенты, ещё недавно получавшие оценки от педагогов. Кто проверит Ваши домашние задания? Не исключаю, что копирайтеру может выпасть и эта участь.

Нет, мне такая школа не нужна, я вообще против всяких школ для художников. Знания можно получить только из рук в руки у тех, кто ими владеет.

Мы с вами в интересное время живём — все хотят быть белыми и пушистыми, кропотливо трудятся над фантиками, забыв, зачем они нужны вообще.

С другой стороны, всё, что нельзя было раньше, сегодня можно, и это прекрасно. Вот только важно не заблудиться в нынешнем многообразии красивых обёрток. Раньше, чтобы учиться, ты мог воспользоваться ограниченным количеством возможностей. Если что-то не получалось, то не получалось навсегда. Сейчас все мечты сбываются, неважно, сколько тебе лет — было бы желание.

На рынке образовательных услуг предложений полным-полно, и все обёртки красивые. Неудивительно, что многие, разочаровавшись в ныне здравствующих, ищут ответы у старых мастеров.

Живопись старых мастеров — это труд многих поколений художников, продолжающийся в нас, в современниках. Хотите стать проводником, носителем знаний и мастерства — учитесь у тех, кто им владеет.

Чтобы фоточки срисовывать, вам никакая школа не нужна!

Возвращаясь к вопросу читателя, что делать с облаками — кто Вам сказал, что в облаках надо гладко? Облака так же находятся в пространстве, как и все остальные видимые объекты. Какие-то из них ближе, какие-то дальше, облака могут быть мягкими, еле уловимыми, а могут быть резкими, контрастными, активными.

В зависимости от Вашей художественной задачи следует и действовать, в том числе писать корпусно, пастозно небо.

Изобразительное творчество — необычайно захватывающий процесс, но мы с вами понимаем это по-разному (я обращаюсь к начинающим художникам). Вы восхищаетесь красивыми фоточками с пейзажиками, цветочками и кисами, а я — цветовыми и тональными отношениями, пластикой пятна и художественным образом.

Милые киски завораживают, согласен, но поистине творческие задачи, которые вы могли бы перед собой поставить, восхищают, захватывают, вдохновляют, заряжают энергией и силой. Всем кто действует, желаю творческих успехов!