Случалось  с  Вами  такое?  Сидите  Вы  перед  чистым  холстом,  предвкушаете  удачный  результат  работы,  и  все-таки,  что-то  мешает  кинуться  в  бой  и  мастерски  закончить картину.

Какое  там  закончить,  Вы  не  знаете,  за  что  взяться!  Походив  вокруг  холста,  бросаете,  так  и  не  начав  свою  работу.  Затем  всё  же  начинаете,  но  робко,  неуверенно  постоянно  переделывая,  исправляя,  но  работа  не  идёт,  и  Вы  оставляете  её  на  потом,  авось  в  следующий  раз  повезёт.

В  чём  проблема,  где  ошиблись,  всё  же  было  как  всегда,  но  в  этот  раз  не  получилось.  Грешите  на  размер  холста,  наверное,  слишком  большой,  не  рассчитали.  Так  хотелось  создать  что-то  серьёзное,  значимое,  а  главное,  Вы  были  уверены  в  успехе.

Думаю,  не  только  со  мной  такое  случалось!

Расскажу  Вам  один  интересный  случай,  произошедший  со  мной  в  студенческие  годы.

На  летней  пленэрной  практике  повадился  я  ходить  в  одно  людное  место  и  писал  там,  расположившись  чуть  ли  не  на  тротуаре.  Мой  этюдник  в  спешке  огибали  прохожие,  время  от  времени  пытаясь  со  мною  заговорить  и  выведать,  какую  такую  красоту  я  тут  решил  запечатлеть.

Со  временем  привыкаешь  ко  всей  этой  суете  и  перестаёшь  обращать  внимание,  тем  более,  что  время  дорого.  Размер  моего  холста  всегда  был  значительным,  и  трудился  я  в  поте  лица.

Так  мне  хотелось  написать  городские  улицы  со  всеми  их  обитателями,  с  сумасшедшими  пешеходами,  ревущими  автомобилями,  лязгающими  проводами  троллейбусов  и  вездесущими  голубями.

Сюжет  был  подходящий.  Всё,  что  мне  было  нужно,  лежало,  бежало  и  ехало  подле  меня,  только  бери  и  пиши,  вот  так,  как  оно  есть.  Такую  кашу  можно  заварить  из  всей  этой  красочной  толпы — пальчики  оближешь!

Благодатный  материал — настоящий  профессионал  там  бы  развернулся,  как  мне  казалось,  во  всю  свою  живописную  палитру.  Я  ощущал  себя  таковым,  делал  вид,  что  точно  знаю,  что  хочу  изобразить  и  пыжился  изо  всех  сил,  пытаясь  перенести  на  холст  вышеописанный  сюжет.

Самое  страшное,  что  у  меня  ничего  не  получалось  ни  в  первый  день,  ни  во  второй,  ни  в  третий.  Я  ходил  на  данное  место  с  завидным  упорством  и,  конечно,  какие-то  этюды  были  совсем  неплохи,  но  меня  не  устраивали,  оставаясь  всего  лишь  натурными  эскизами.

Конечно,  мне  хотелось  большего,  я  собирался  создать картину.  Бросать  задуманный  сюжет  было  не  в  моих  правилах,  и  я  возвращался  вновь  и  вновь  на  прежнее  место.

Не  помню,  в  какой  из  моих  сеансов  я  заметил  не  так  далеко  сидящего  на  скамейке  человека,  который  как  будто  что-то  чиркал  в  своём  блокноте.  В  тот  момент  я  даже  не  придал  этому  значения,  мало  ли  чем  он  там  занимается.

Только  человек  этот  появлялся  на  скамейке  так  же  регулярно,  как  и  я  на  излюбленном  мной  месте.  Иногда  он  перемещался  на  другую  сторону  улицы  и  также  что-то  изучал  у  себя  в  руках,  скрупулезно,  иногда  посматривая  по  сторонам.

Не  знаю  почему,  но  вскоре  я  ощутил  незримую  связь  с  этим  человеком.  Знаете,  это  как  у  Льва  Толстого  в  “Анне Карениной”,  когда  ей  снится  сон,  будто  бы  в  её  спальне  некий  старик  что-то  ворошит  в  собственных  руках,  но  она  не  видит  что.  Только  понимает — это  что-то  важное,  и  как-то  очень  связано  с  ней.

За  пару  недель  у  меня  накопилось  много  материала  по  данному  сюжету.  Вскоре  близилось  окончание  летней  практики,  я  многое  сделал,  но  добиться  поставленного  мною  результата  так  и  не  сумел.

Дабы  не  мучить  себя  более  и  как  то  разнообразить  сюжетный  ряд,  я  переместился  за  город  и  писал  уже  там,  в  тишине  лесных  аллей,  в  поле,  у  заросших  ряской  небольших  прудов,  постигая  таинство  природы.

Практика  кончилась,  я  уехал  на  родину  прожить  единственный  месяц  в  году  с  родителями,  побродить  по  родным  местам  и  что-то  пописать  в  удовольствие,  для  себя.

Как  говорится,  отдыхать — не  работать.  Не  успеешь  оглянуться,  как  пора  назад,  снова  включаться  в  учебный  процесс,  жить  долгий  учебный  год.

Возвращаясь  на  учёбу,  я  всегда  в  первую  очередь  посещал  любимые  мною  книжные  магазины,  кинотеатры  и,  конечно,  выставочные  залы.

Музеи  и  выставки  современных  художников — вот  что  действительно  меня  зажигало.  Я  бродил  в  них  в  часами,  пытаясь  постичь  тайны  мастерства,  как  мне  нравилось  там  бывать,  сейчас  я  вспоминаю  их  с  любовью.

В  одно  из  таких  посещений,  я  был  поражён  увиденной  мною  картиной.  Это  была  именно  та  картина,  которую  я  с  таким  трудом  пытался  создать  на  своей  пленэрной  практике,  но  был  повержен  неудачей.

Кто-то  решил  мою  творческую  задачу,  причём  так  блестяще,  что  я  даже  потерял  дар  речи,  увидев  картину,  так  бесцеремонно  представшую  передо  мной.  Всё  в  ней  было  гармонично,  всё  правильно  и  интересно,  всё  так,  как  на  самом  деле.

Я  увидел  ровно  тот  сюжет,  который  будоражил  мой  мозг  месяц  назад  во  время  моей  пленэрной  практики.  Та  самая  улица  предстала  передо  мной  во  всей  своей  красе:  асфальтовые  покрытия  и  тонущие  в  них  автомобили,  людская  толпа  шла  стенка  на  стенку  в  свете  сигналов  светофора.

Вот  мои  любимые  стены  старинного  храма,  вот  рекламные  огни  магазинов,  вот  старушка,  не  замечающая  всего  этого  муравейника,  снующего  вокруг.  Я  был  в  шоке!  Кто  тот  автор,  предвосхитивший  мою  идею,  и  так  виртуозно  воплотивший  её  в  жизнь?

В  нижнем  правом  углу  я  прочитал  фамилию  художника,  но  она  мне  ни  о  чём  не  говорила,  я  не  был  знаком  с  творчеством  данного  автора.

— Кто  этот  художник  и  откуда? — спросил  я  у  сидевшей  рядом  смотрительницы  зала.  — Так  вот  же  он! — и  она  кивнула  на  дверной  проём,  в  котором  появилась  невысокая  фигура  человека.  Я  сразу  узнал  в  нём  старого  знакомого.  Это  же  он  что-то  чирикал  в  блокноте  неподалеку  от  меня!

Вот  что  нас  действительно  объединяло.  Он  художник,  он  также  как  и  я  писал  картину  на  городскую  тему… Но  почему  я  не  видел  его  с  холстом  и  этюдником,  а  только  сидящим  на  скамейке,  затерявшимся  в  толпе?

Вскоре  я  понял,  в  чём секрет  его  большой  и  очень  удачной картины.  Мы  познакомились,  он  пригласил  меня  к  себе  в  мастерскую,  где  я  увидел  поистине  гигантский  объём  работы,  заключавшийся  во  множестве  набросков,  сделанных  с  натуры.

Все  персонажи  были  чётко  схвачены  в  быстрых  натурных  набросках:  и  неспешная  бабулька,  и  трамвай,  и  людской  поток.  И  даже  себя  я  нашёл  на  одном  из  листов,  с  холстом,  как  дорожный  знак  возвышающимся  над  бегущими  людьми.

Вместо  того,  чтобы  писать  свою  картину  прямо  там,  на  холсте,  как  я,  он  много  работал  с  набросками,  компонуя  в  маленьком  формате.  Ещё  в  набросках  он  нашёл  интересный  композиционный  строй,  не  просто  скопировав,  как  оно  есть,  а  сочинил  историю,  изобразив  максимально  интересные  натурные  моменты. 

Такой  вот  маленький  секрет  его  большой  картины,  который  стал  для  меня  открытием.  И  не  то,  чтобы  я  его  не  знал,  знал,  конечно,  но  считал  тратой  драгоценного  времени.  Зачем  что-то  чиркать  на  бумажке,  когда  можно  работать  прямо  на  холсте.

Я  потратил  много  времени,  мучаясь  с  большим  форматом,  а  мог  бы  начать  с  набросков,  найти  композицию,  поймать  характерные  персонажи  и  исполнить  на  холсте  задуманный  сюжет.

На  ошибках  учатся.  Я,  как  водится,  учился  на  своих.  Эта  история  стала  для  меня  хорошим  уроком.  Сейчас  я  не  начинаю  работу,  не  почиркав  на  бумажке.  Это  для  меня  далеко  не  трата  времени,  а  экономия,  повторять  сделанные  ошибки  не  в  моих  правилах.

Если  Вы  не  знаете,  с  чего  начать  работу,  начните  с  набросков.  Уверяю  Вас,  не  ошибётесь.  После  всех  мыслей,  запечатлённых  в  небольшом  формате,  Вам  будет  значительно  легче  возвращаться  к  холсту,  будь  он  любых  размеров.

Я  вижу,  что тема  наброска  и  его  важности  вообще  не  поднимается  в  популярных  обучающих  ресурсах.  Ученикам  предлагается  сходу  ваять  эпические  картины,  в  которых  они,  якобы,  учатся  смешивать  краски,  лепить  форму  и  т.д.  Такое  обучение  сродни  организму,  в  котором  нет  костей — только  мясо  и  требуха.

Набросок — это  мысль  художника,  запечатлённая  в  лёгкой  карандашной  или  иной быстродоступной  форме.  По  наброскам  классиков  изобразительного  искусства  мы  можем  наблюдать,  как  они  формировали  свою  идею.  В  данном  случае,  наброски  имеют  свою  художественную  и  историческую  ценность.

b1

Суриков В. И. Набросок к картине Боярыня Морозова

Мне  важно,  как  Вы  относитесь  к  теме  наброска,  и  делаете  ли  их  вообще?

Напишите  истории  из  своего  опыта,  уверен,  у  Вас  есть  не  менее  интересные!

Благодарен  всем,  комментирующим  мои  статьи.  Вижу,  что  многим  данные  темы  близки.  Давайте  продолжим  дискуссию.

Не  забудьте  подписаться  на  новости  блога,  будете  в  курсе  всех  обновлений.  Форма  подписки  справа — введите  свой  электронный  адрес  в  поле  и  нажмите  жёлтую  кнопку.  Перейдите  по  ссылке  в  пришедшем  письме.  Всё!