Многие  думают,  что  изобразительное  искусство — самое  простое  для  восприятия  из  всех  существующих  искусств,  но  это  далеко  не  так.  Отсутствие  труда,  как,  например,  при  чтении  или  длительном  созерцании  театрального  действия,  обманчиво.

Как  правило,  мы  на  бегу  формируем  своё  мнение  об  увиденной  нами  картине,  за  доли  секунды  решая — нравится  или  нет.  Я  уже  писал  о  том,  что  искусство  и  вообще  интеллектуальная  деятельность  далеки  от  солёной  рыбы,  которая  может  быть  кому- то  не  по  вкусу.

Мы  в  первую  очередь  хотим  изменить  мир,  ничего  не  меняя  в  себе.  Рыбу  подсолить,  а  картину  заклеймить  привычным  «люблю — не  люблю»  и  бежать  дальше.

Многие  ли  задумывались  над  тем,  что  не  простая  эта  простота,  и  одного  взгляда  мало,  чтобы  определить,  какова  ценность  той  или  иной  картины.

Картина — прежде  всего  плоскость,  на  которой  показана  имитация  реального  либо  условного  сюжета,  и  следует  ли  ориентироваться  только  на  иллюзорность  изображённого?

Вопрос  на  засыпку:  надо  ли  есть  нарисованную  рыбу?  Такую  ли  цель  преследовал  автор,  пытался  ли  он  нас  обмануть,  создав  иллюзию  реальности?

Многие  думают,  что  творческий  процесс — это  лишь  созидание,  то  есть  подражание  реальному  миру.  Но  разрушение — тоже  творчество,  и  кубизм  Пикассо  лучший  тому  пример.  Разрушая  форму,  он  творит,  его  образы  неподражаемы,  созданный  им  мир  уникален.

pikasso

Портрет Амбруаза Воллара, Пикассо.

Так  ли  легко  понимать  картины,  как  кажется  на  первый  взгляд,  и  доступно  ли  изобразительное  искусство  для  восприятия  всем,  кто  мешает  мух  с  котлетами,  а  картины  с  рыбой?

В  отличие  от  кино,  театра  и  других  видов  искусства,  картина  не  существует  во  времени,  то  есть  нам  не  нужно  следить  за  действием,  чтобы  понять  происходящее.  Изображение  на  холсте  статично.  Простыми  словами,  картинка  не  движется,  мы  видим  лишь  остановленное  автором  мгновение,  которое  оцениваем  сиюминутно,  не  вникая  в  детали.

Чтобы  составить  впечатление  о  фильме,  нужно  смотреть  его  целых  два  часа,  а  картина  достойна  одного  взгляда.  Довольно  большой  процент  зрителей  именно  так  и  судит  обо  всём  изобразительном  искусстве.

Разве  не  так  мы  бежим  по  залам  музея?  Картины  как  слайды  мелькают  перед  глазами,  сливаясь  в  одну  киноленту,  а  что  в  результате — каша  из  десятков  образов,  которые  мы  завтра  и  не  вспомним.

В  идеале  музей  следует  посещать  каждый  раз  ради  одной  картины,  она  сама  по  себе  целый  фильм,  театральное  представление,  если  хотите.  Она  достойна  того,  чтобы  Вы  уделили  ей  больше,  чем  одно  мгновение.

Если  говорить  о  классическом  понимании  изобразительного  искусства,  то  картина  имеет  время  и  действие,  которое  она  изображает,  её  сюжет  развивается  последовательно.

У  картины,  повторюсь,  в  её  классическом  понимании  (мы  сейчас  не  говорим  о  современном  искусстве)  есть  вход  в  композицию  и  заданное  автором  движение.  Зритель  не  просто  созерцает  сюжет,  а  движется  по  изображению  так,  как  это  задумал  автор.

В  картине  есть  как  прошлое,  так  и  будущее,  мы  с  лёгкостью  можем  это  представить,  основываясь  на  том,  что  запечатлел  художник.  Конечно,  всё  это  станет  возможным,  если  мы  перестанем  относиться  к  изобразительному  искусству  как  к  самому  лёгкому  для  восприятия.

Древние  греки  судили  о  мастерстве  художника  по  тому,  как  он  мог  обмануть  зрителя  реализмом  изображённого.  В  истории,  рассказанной  писателем  Плинием  Старшим  (I в. н. э.),  птицы  путают  изображённый  виноград  с  реальным.

Будем  ли  мы  сегодня  восхищаться  подобным  сюжетом?  Кто-то,  конечно,  будет  из  числа  тех,  кто  путает  рыбу  с  картиной  и  на  бегу  выносит  суждения  о  тех  или  иных  произведениях,  но  уверен,  не  все  такие.

Возьмём,  к  примеру,  меня,  зачем  далеко  ходить?  Меня  не  убеждает  реалистично  изображённый  виноград,  я  не  птица,  мне  этого  мало.  Восхищаться  фотографичностью  картинки  в  двадцать  первом  веке,  по  меньшей  мере,  странно.

Мне  недостаточно  того,  что  изображённый  сюжет  идентичен  оригиналу.  Я  хочу  видеть,  а  прежде  всего,  чувствовать,  что  переживал  автор.  Я  хочу  следить  за  тем,  как  он  мыслит,  как  общается  со  зрителем,  какие  приёмы  использует,  технические  и  композиционные.

У  меня  есть  и  свои  предпочтения,  так  как  я  живописец — это  колорит,  цвет.  Это  то,  что  меня  завораживает.  Подчеркну,  именно  цвет,  а  не  краска,  так  как  многие  не  видят  никакой  разницы.  Следует  обратить  внимание,  что  живопись — это  игра  оттенков,  а  не  раскрашенная  колерами  плоскость.

Меня  восхищает  и  приводит  в  восторг  дышащая  цветом  поверхность  произведений  мною  любимых  художников,  я  могу  часами  рассматривать  фактуру  на  полотнах,  источающих  лёгкость  и  свежесть  живописи.

Безусловно,  мне  интересно,  почему  автор  выбрал  тот  или  иной  сюжет,  что  его  побудило,  и  какую  цель  он  преследовал.  Мне  импонирует  открытость,  честность  художника  и  чуждо  желание  понравиться,  приукрасить,  угодить  зрителю.

Я  вижу  в  современной  живописи  чистый  жанр,  освобождённый  от  идеологических  и  угоднических  смыслов.  Для  меня  живопись  самостоятельна,  и  порой  мне  достаточно  одного  только  колорита,  чтобы  понять,  почувствовать,  сопереживать  автору.

Конечно  же,  я  пришёл  к  этому  не  сразу,  тому  виной  годы  творческого  поиска  и  постоянно  приобретаемые  знания.  Я  писал,  что  все  мы  самоучки,  иначе  и  быть  не  может.  Мне  трудно  представить,  что  можно  в  какой- то  момент  завершить  обучение  и  сказать,  что  мне  достаточно  знаний.

Именно  в  моих  знаниях  кроется  нежелание  быть  обманутым,  я  не  жду  от  художника  идентичности  изображаемого,  мне  важна  его  индивидуальность,  его  творческий  язык,  его  честность.  Эти  качества  не  может  повторить  ни  одно  техническое  устройство.  Именно  они  уникальны  и  интересны  зрителю  подготовленному,  которому  близки,  в  первую  очередь,  свежие  решения,  а  не  заезженные  штампы.

Вернёмся  к  поставленному  нами  вопросу — как  понимать  картину?  Самое  первое — остановитесь,  уделите  ей  чуть  больше  времени,  нежели  обычно.  Пережив  эмоционально  первое  впечатление,  задайте  себе  вопрос,  какие  задачи  ставил  перед  собой  автор  и  достиг  ли  он  их?

Если  картина  сюжетная,  историческая,  концептуальная,  Вам  следует  знать  подтекст.

Помимо  понимания  сюжета  Вам  очень  бы  помогли  принципы  художественного  видения,  например,  как  автор  манипулирует  пятном  на  плоскости.

Обладая  знаниями,  Вы  бы  по-иному  увидели  мир,  а  знакомые  ранее  произведения  открылись  Вам  заново.

Подведя  итог,  скажу,  что  художественного  произведения  без  зрителя  не  существует,  понимать  картину — значит  участвовать  вместе  с  автором  в  её  создании.  Конечно  же,  я  не  говорю,  что  Вам  следует  взять  в  руки  кисти  и  что-то  исправить  или  дописать.  Нет,  участвовать — значит  принимать  содействие  в  предложенном  автором  ассоциативном  ряде,  считывать  образы,  видеть  единство  замысла  и  т.д.

Будьте  внимательны  к  картине.  В  спешке  можно  так  и  не  увидеть  главного.  Аппетит  приходит  во  время  еды,  так  и  страсть  к  изобразительному  искусству  растёт  по  мере  того,  как  Вы  открываете  новые  горизонты  там,  где  раньше  стеной  стоял  туман  непонимания.

Желаю  всем  творческих  успехов  и  хочу  напомнить,  что  на  блоге  в  правом  верхнем  углу  есть  форма  подписки.  Рекомендую  подписаться,  будете  в  курсе  обновлений  блога.