Недавно у меня состоялся разговор с одним молодым человеком, в процессе которого я большей частью выслушивал его жалобы на жизнь. Там у меня не получилось, здесь не повезло, тут не сложилось — он часто употреблял частицу “не”, и вообще, пессимистично оценивал свой жизненный путь.

Какой-то совсем грустной у нас получилась беседа, что не затронь — всё не так и не эдак. Что бы я не предлагал, не советовал — всё тонуло в бездне бесконечного “мне не повезло”.

Давно я не сталкивался с подобными персонажами, и чтобы как-то разрядить обстановку, решил рассказать ему историю про парня, которому действительно не повезло.

Это был случай из жизни, в котором я принимал непосредственное участие, к счастью, сторонним наблюдателем. Возможно, среди читателей есть те, кто любит сетовать на жизнь? Уверяю Вас, всё относительно, и многим повезло больше, чем тому парню.

Дело было в мои восемнадцать лет, в девяносто шестом году, во время службы в армии.

Вообще, чего только не было за два года, которые я проводил, честно отдавая долг Родине, но некоторые случаи в силу своего крайнего абсурда запомнились особенно ярко.

Для тех, кто в армии не служил по причине нежелания, немощи, увечий, несоответствия полу призывника и т.д., поясню некоторые детали.

Не знаю как сейчас, но во времена моей службы все бытовые и хозяйственные работы выполняли солдаты, то есть личный состав части. Гражданских к решению возникающих проблем не привлекали то ли по причине отсутствия финансов, а скорее, из автономности существования такого государства в государстве, как армия.

Нести службу в нарядах — естественная часть процесса, это нормально, то есть по уставу. А вот заниматься всевозможной бытовухой, ремонтом, строительством офицерских дач и копкой огородов далеко не нормально, это понимаешь, но, принимаешь сразу, потому как вариантов нет.

История про парня, которому не повезло

В итоге солдат Российской армии девяностых годов выпуска — универсальный солдат, годный для любых стратегических, боевых и бытовых задач.

Случай, про который я хочу рассказать, произошёл в учебной части, в которой я служил первые полгода.

В ряд служебных обязанностей, которыми обременён военнослужащий, входит заступление группы из нескольких человек на суточное дежурство (дежурство может быть по части, по роте, в карауле).

Так вот, именно дежурство по роте таило в себе бомбу замедленного действия, и никто не хотел на ней подорваться. Однако рано или поздно взрыв был неизбежен, вопрос стоял только, кто будет тем “счастливчиком”, дёрнувшим заветное колечко.

Дальнейшее моё повествование будет дурно пахнуть, но оно необходимо для полной картины событий.

Собственно, вся соль заключалось в том, чтобы ни при каких условиях не попасть в наряд по роте в злосчастный день, когда этажом выше в туалете засорялись все писсуары, “чаши Генуя” и раковины.

Сей коллапс приводил целую роту (а это более сотни человек) к абсолютной потере боеготовности и, как следствие, к дикой ярости командира.

Неполадки канализации нужно было срочно устранять, так как промедление грозило засором на первом этаже и потерей (условно) личного состава части. Ведь отсутствие туалета вытерпеть никак невозможно, в отличие от отсутствия нормального питания, обмундирования, сна, отдыха — всего того, что мы и так не имели.

Здание казармы, в которой мы жили, имело преклонный возраст. Будет лишним говорить о состоянии канализационной системы, спроектированной, как специально, таким образом, что засоры были неизбежны.

Чтобы всё исправить, существовал один единственный способ — нужно было дёрнуть за кольцо на потолке первого этажа, предварительно вывернув заглушку.

Как назло, заглушку нельзя было просто выдернуть, её нужно было несколько раз повернуть, причём проделать это, стоя на табуретке, водруженной на стол.

Теперь, я думаю, Вы понимаете, чем сия процедура грозила тому, кто за кольцо дёргал? Не уклониться, не отскочить не удавалось.

Задача максимум была сохранить равновесие и не упасть с табуретки, принимая на грудь пару тройку кубов тяжёлого солдатского дерьма, в котором была предельно выражена и любовь к Родине (к армии в частности), и тоска по дому, и надежда на лучшую жизнь на “гражданке”.

Если Вы думаете, что раз от разу в нашей части кто-нибудь погибал смертью храбрых под зловонными струями, то недооцениваете смекалку солдата-призывника. Если бы не сообразительность и удивительная изворотливость мысли, которая обостряется в жёстких условиях службы, то, безусловно, многие бы до заветного дембеля не дожили.

По причине регулярности происходящего, инструкция, как справиться с напастью, передавалась от призыва к призыву. Суть её заключалась в следующем: тот, на кого падёт жребий судьбы, облачится в костюм ОЗК (специальный костюм химзащиты) и выполнит возложенную на него миссию.

Собственно, этой миссии и не желал себе каждый из заступающих на дежурство по роте, а тот, кто её всё же выполнял, был поистине невезучим.

Вы замечали за собой, когда чего-то очень не хотите, именно это с Вами и происходит? Так было и со мной. В одно из предстоящих дежурств, когда в воздухе казармы уже витал душок предстоящего события, меня угораздило попасть в наряд.

Помню как сейчас, я буквально двадцать четыре часа жил с одной только мыслью: “Пусть это будет не сегодня!” Не знаю, услышала меня Вселенная или это случайность, но ровно через час после того, как мы сдали дежурство, злосчастная труба окончательно поперхнулась, прекратив все движения в своих недрах.

Надо ли говорить, что парням, заступившим следующими в наряд, не повезло, особенно одному из них.

Слабонервным далее лучше не читать, а мне не писать об этой мерзости, но если я этого не сделаю, некоторые так и будут думать, что им в жизни не повезло больше всех.

Вы наблюдали за человеком, которому предстоит совершить нечто неизбежное? Это страшная картина — когда невезучего парня облачают в говнокостюм, затем ему помогают подняться на эшафот, и он, как космонавт, выходит на орбиту. Как его штормит, несчастного, на скрипучей табуретке, как он хватается за пролетающие мимо “звёзды”, чтобы не упасть. Как в неимоверном смраде сквозь запотевшие стёкла противогаза он кричит что-то задыхающимся то ли от смеха, то ли от вони сослуживцам.

Наконец, когда последнее, заблудившаяся в трубе нечто, гулко падает в образовавшийся на полу бассейн, он стоит там один, на табурете, под самым потолком, боясь пошевелиться.

Ему некому помочь, потому что никто не решится войти в “открытый космос”, туда без костюма нельзя, туда вообще никому нельзя, кроме невезучего парня. Это его миссия, его жребий.

Чуть дыша, он осторожно сползает вниз, стараясь не поскользнуться и не нырнуть напоследок в образовавшийся океан. Затем бредёт обреченно к выходу, создавая волну, которая то и дело захлестывает через высокий порог и предательски стекает в жизненно важные отсеки нашего аварийного “корабля”.

В следующий раз, когда Вы будете говорить, что Вам не повезло в жизни, вспомните этого парня. Он смог, он выстоял, он это сделал! Конечно, потому что у него не было выбора, и в то же время от него зависела боеготовность нашей части, а это две сотни отборных засранцев.

Посвящаю эту статью всем нытикам, неудачникам, а попросту лентяям и трусам. Перестаньте бегать от трудностей и страхов, наберитесь смелости и идите им навстречу, от чужих “звёзд” отмыться легче, чем от своих собственных!